Адвокат Карафелов

  • Главная
  • О сайте
  • Главная

    Опубликовано 08-01-2010

    Настоящая статья посвящена институту дисциплинарной ответственности судей, в первую очередь – вопросам обеспечения объективности и независимости судей. Необходимо, чтобы институт дисциплинарной ответственности на деле гарантировал независимость судебной власти, верховенство принципа законности и построение правового государства в России, а не создание «карманных» судов, выполняющих волю власть имущих

    Ответственность судей является важной гарантией обеспечения законности и реализации задач правосудия для целей поддержания правового государства. В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» установлены требования к судье, которые он обязан соблюдать в профессиональной и внеслужебной деятельности. В свою очередь ст. 121 данного Закона предусматривает дисциплинарную ответственность судей в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий судьи за нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений Кодекса судейской этики.

    Некоторые особенности

    Устанавливая ответственность судей, законодатель должен особо позаботиться о гарантиях их независимости с тем, чтобы институт ответственности судей не был использован для оказания воздействия на суд. Важной гарантией является п. 2 ст. 16 Закона. Согласно данной норме судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение. Исключение составляет случай, когда вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (см. широко известное решение ВС РФ от 16.09.98 № ГКПИ98-440 по делу судьи Пашина С.А.).

    А что же на практике?

    К сожалению, последняя практика квалификационных коллегий судей и судебных органов свидетельствует о том, что данные принципы далеко не всегда соблюдаются. Это позволило многим российским специалистам прийти к выводу, что в отличие от конституционно установленной независимости судей в Российской Федерации по существу сформировалась антиконституционная «вертикаль судейской власти».

    Данный вывод находит свое отражение и в докладах авторитетных международных органов, включая небезызвестный доклад ПАСЕ «Allegations of politically-motivated abuses of the criminal justice system in Council of Europe member states», решениях ЕСПЧ и т.д.

    На это же, по мнению автора, указывают и нашумевшие в последнее время решения о досрочном прекращении полномочий ряда московских судей.

    Дело судьи Душиной

    В конце мая 2010 г. в СМИ было широко освещено рассмотрение квалификационной коллегией судей ходатайства председателя МГС судьи одного из московский районных судов Екатерины Душиной. Решением коллегии от 20 мая указанное представление было удовлетворено, полномочия судьи были досрочно прекращены. В чем же суть обвинений?

    В марте этого года судья Душина приняла к производству и вынесла определение о принятии мер по обеспечению гражданского иска ООО «МедиаТехнологииСтрой» к А.А. Тюлькину о признании недействительным договора купли-продажи акций ЗАО «Дайсон Сервис».

    Судя по документам, которыми располагает автор, вокруг ЗАО «Дайсон сервис» уже несколько лет существует конфликтная ситуация, причем интерес противоборствующих сторон понятен – фирме принадлежат значительные ценные земельные угодья в Московской области. При этом совершенно неясно, кто прав в указанной ситуации (собственно, для разрешения такого рода споров и существуют судебные органы).

    В прошлом году были введены в действие поправки в АПК РФ об отнесении корпоративных споров к подведомственности арбитражных судов.

    При этом необходимо отметить, что ст. 2251 АПК РФ дает достаточно широкое, но вместе с тем очень нечеткое легальное определение корпоративных споров.

    В частности, в ней предусмотрено, что к данной категории относятся споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав (п. 2).

    Однако в данной статье прямо не установлено, что споры о признании недействительными договоров купли-продажи акций являются корпоративными спорами (тем более что споры о признании сделок недействительными традиционно в теории не рассматриваются в качестве споров о праве вещном).

    Данные новые положения процессуального закона должны были бы найти разъяснение на уровне совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ, однако таких разъяснений высшими судебными инстанциями до сих пор не выпущено.

    Надо сказать, что судья Душина разобралась в корпоративном характере данного спора, и в середине мая 2010 г. прекратила производство по делу за неподведомственностью суду и отменила обеспечительные меры.

    Однако на основании жалобы предполагаемого гендиректора ЗАО «Дайсон Сервис», поступившей в МГС 4 мая 2010 г., председатель МГС 17 мая 2010 г. внесла представление в квалификационную коллегию судей, которая за три (!!!) дня рассмотрела это представление. При этом полномочия судьи были по существу прекращены на основании высказанного ею при осуществлении правосудия мнения и принятого решения. При этом квалификационная коллегия указала, что принимает решение не по этой причине, а якобы на основании допущенных судьей Душиной при рассмотрении данного дела нарушений Закона о статусе судей и Кодекса судейской этики.

    Вывод квалификационной коллегии судей об очевидной незаконности вынесенных судьей Душиной определений о принятии иска к производству и принятии мер по обеспечению, сделанный несмотря на то, что на момент заседания квалификационной коллегии определение о принятии обеспечительных мер не было отменено вышестоящей инстанцией, принят в нарушение положений об обязательности судебных актов (ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст. 16 ГПК РФ). Более того, такой вывод коллегии нарушает принцип презумпции невиновности, так как по существу предрешает обвинение по ст. 305 УК РФ в отношении судьи.

    Кроме того, как мы можем видеть из протокола заседания квалификационной коллегии судей, в нем отражены некоторые заявления председателя Мосгорсуда, которые для профессионального юриста являются шокирующими.

    В частности, председатель Мосгорсуда О.А. Егорова на заседании коллегии упрекнула судью Душину в том, что она не посоветовалась с более старшими коллегами. О какой независимости судей может идти речь, если от них требуется советоваться со «старшими товарищами»?!

    Также из выступления председателя Мосгорсуда видно, что в районных судах Москвы заведен порядок, согласно которому определения о принятии мер по обеспечению исков, вынесенные судьями, докладываются председателю районного суда. Насколько это совместимо с независимостью судей?!

    В своем выступлении на коллегии председатель МГС также сослалась на то, что рассматриваемый коллегией вопрос обсуждался ею с Председателем ВС РФ, со ссылкой на высказанную им позицию, что вызывает сомнение в допустимости таких приемов «отсылки к авторитету» председателя высшего суда при рассмотрении вопросов в судах и органах судейского сообщества.

    Странным образом определением судьи МГС от 19.05.2010 на рассмотрение президиума МГС была передана надзорная жалоба ЗАО «Дайсон Сервис» на это определение, в то время как определение суда не было обжаловано в кассационном порядке и ч. 2 ст. 376 ГПК РФ в действующей уже около двух лет редакции не допускает обжалование в порядке надзора в таких случаях.

    В своем выступлении на коллегии, как видно из протокола, председатель МГС сослалась на это определение и заявила, что, по-видимому, оно будет отменено президиумом. Между тем такие высказывания прямо запрещены Законом о статусе судей (подп. 7 п. 3 ст. 3).

    Если судья Душина, по мнению руководства МГС и квалификационной коллегии, допустила грубое нарушение АПК РФ (несмотря на то, что вышеприведенная его норма весьма расплывчатая и может толковаться неоднозначно), то почему тогда столь суровые меры не применены к судье МГС? Ведь она вынесла определение о передаче дела на рассмотрение президиума МГС, которое нарушило норму ГПК РФ, не допускающего никакого иного толкования?

    Также необходимо отметить, что согласно известной автору практике последних 10–15 лет, сложившейся как в судах общей юрисдикции, так и арбитражных судах, суды вышестоящей инстанции отказывают в отмене судебных актов о принятии мер по обеспечению иска, если сами меры отменены судом первой инстанции на основании беспредметности жалобы на такие определения.

    Почему для определения судьи Душиной в данном случае сделано исключение?

    За ошибку конвоя – лишена статуса?

    Не менее удивительным представляется прошлогоднее нашумевшее решение квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи Басманного районного суда г. Москвы Елены Ярлыковой.

    Напомним, что полномочия Ярлыковой были прекращены за то, что она по ошибке освободила в зале суда не того обвиняемого.

    По мнению автора, совершенно очевидно, что в данном случае вина лежит прежде всего на администрации СИЗО и на конвое.

    Почему же судья должна отвечать за вину администрации СИЗО и конвоиров? Тем более что она, по-видимому, добросовестно заблуждалась в личности обвиняемого по их вине и обратное не доказано (в противном случае она уже давно должна была быть привлечена к уголовной ответственности)?

    По мнению автора, судья Ярлыкова ответила только за то, что в результате ее действий был освобожден на свободу обвиняемый человек – и этим руководство МГС и квалификационная коллегия судей по существу направляют практику московских судов в обвинительное русло.

    Почему до сих пор досрочно не прекращены полномочия ни одного из судей, при сомнительных обстоятельствах заключающих людей под стражу или осуждающих их к длительным срокам лишения свободы? И почему такие судебные акты сохраняют законную силу при рассмотрении дел в вышестоящей инстанции?!

    Не менее сомнительным является и решение о досрочном прекращении полномочий председателя ФАС МО Людмилы Майковой.

    Почему при аналогичных обстоятельствах не увольняют председателей других судов? Например, система судов общей юрисдикции г. Москвы в нарушение ст. 124 Конституции России до середины 2000-х годов получала финансирование из бюджета Москвы, была предусмотрена даже соответствующая строка в законах г. Москвы о бюджете города. При этом в районных судах г. Москвы и в МГС неоднократно рассматривались дела против города Москвы, включая дела по искам жителей на незаконную застройку, нарушающую их права и законные интересы. Автору неизвестно ни об одном таком деле, выигранном москвичами.

    Правосудие только для богатых и для властей?

    В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Согласно ст. 18 нашей Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной властей, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

    Таким образом, государство в целом, и его судебные органы должны неустанно заботиться прежде всего о благосостоянии каждого человека и гражданина, соблюдать и защищать его права, а не преследовать, ущемлять его или совершать в его отношении другие негативные действия.

    Последнее может иметь место только в случаях, необходимых для пропорциональной защиты интересов других граждан или общего интереса (который в конечном счете необходим для реализации интересов всех членов общества), а не неких мифических «собственных» интересов государства или личных интересов должностных лиц.

    Что же мы видим в действительности?

    «Тройка» судей ФАС СКО по делу о банкротстве исключает из реестра требований кредиторов требования общества с ограниченной ответственностью, установленные обязательным для нее вступившими в законную силу и сохраняющими ее решениями арбитражного суда г. Москвы (Пузанов И. Беспрецедентный прецедент // эж-юрист. 2008. № 26 (531) — ни один из этих судей не понес ответственности до сих пор, более того, коллегия судей ВАС РФ отказала в передаче дела на рассмотрение Президиума, несмотря на явное нарушение закона, обязательных по делу судебных актов и предыдущего определения коллегии судей ВАС РФ.

    Определением судьи Центрального районного суда г. Сочи от 09.10.2006 было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам решение того же суда от 01.12.2005, которым был удовлетворен иск автора статьи к ГП «ЧерноморТИСИЗ» о взыскании денежных средств, причитающихся ему по гражданско-правовому договору в связи с оказанием консультационных услуг.

    Основанием для этого нового и весьма сомнительного судебного акта явилось представленное ответчиком непроцессуальное заключение некоего сочинского ООО, сделанное по фотокопиям материалов гражданского дела, о том, что якобы истцом по делу было подделано заявление ответчика о признании иска (?!).

    При этом первоначальное решение не было обжаловано ответчиком и вступило в законную силу. Более того, ответчик признал эти требования в ходе рассмотрения дела о его банкротстве в арбитражном суде.

    Обвинительный приговор по факту такой подделки, требующийся в соответствии с подп. 2, 3 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, как на момент вынесения определения, так и на настоящий момент отсутствует, судебное заседание по пересмотру было назначено за 7 дней до рассмотрения вопроса, судебные извещения высланы истцу за 4 дня до заседания по адресу, не принадлежащему истцу.

    13 мая 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила в силе решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 09.07.2009 по иску департамента муниципального жилья г. Москвы об истребовании квартиры у матери-одиночки Светланы Гладышевой и ее малолетнего сына и выселении их без предоставления другого жилого помещения (т.е. на улицу), несмотря на то что суд первой инстанции признал ее добросовестным приобретателем данной квартиры.

    Данный случай оказался настолько вопиющим, что уже 7 июня 2010 г. Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу С. Гладышевой (представителем которой является автор) Правительству России и придал этой жалобе приоритетный порядок рассмотрения.

    Подобные ситуации были описаны также в ряде ранее опубликованных статей автора (см., напр.: Забейда А., Пузанов И. В тюрьму из казино // эж-ЮРИСТ. 2009. Окт. № 41; Мнимые мошенники // эж-ЮРИСТ. 2009. Нояб. № 46). Во всех случаях в конечном счете судами были приняты решения, правовая сторона которых вызывает не меньшее, а скорее всего – большее сомнение, чем определения судьи Душиной.

    Во всех этих случаях пострадавшими от предполагаемого судейского произвола явились простые российские граждане. А на судью Душину, отметим, пожаловались предполагаемые владельцы земельных угодий в Подмосковье. И ни в одном из перечисленных и многих аналогичных случаев никто из судей не понес ответственности ни в дисциплинарном, ни в уголовном порядке.

    Дисциплинарное судебное присутствие

    Недавно введенным в действие Федеральным конституционным законом было создано Дисциплинарное судебное присутствие. Это судебный орган, рассматривающий дела по жалобам на решения квалификационных коллегий судей о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и обращениям на решения квалификационных коллегий судей субъектов РФ об отказе в досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков (ст. 1 данного ФКЗ). Тем же ФКЗ установлен порядок формирования данного судебного присутствия по три судьи от ВС РФ и от ВАС РФ (ст. 2), полномочия присутствия (ст. 6).

    При этом в соответствии с п. 9 ст. 8 данного ФКЗ решение Дисциплинарного судебного присутствия является окончательным и обжалованию не подлежит.

    По мнению автора, Дисциплинарное судебное присутствие как судебный орган не предусмотрено Конституцией РФ.

    В соответствии со ст. 125–127 Конституции РФ предусмотрено существование КС РФ, ВС РФ (и системы судов общей юрисдикции) и ВАС РФ (и системы арбитражных судов).

    Представляется, что полномочия федерального законодателя по формированию судебной системы ограничены пределами ст. 125–127 Конституции, которые никаких других судебных органов, кроме предусмотренных в данных статьях, таких как Дисциплинарное присутствие, не предусматривают.

    В любом случае с точки зрения обеспечения объективности судей и гарантий правосудия осуществление данных функций в течение длительного времени только шестью судьями и без права кассационного и надзорного обжалования представляется неоправданным и не дающим судьям тех гарантий правосудия, которые они могли получить, обращаясь в Верховный Суд РФ.

    По-видимому, эти вопросы могут стать предметом рассмотрения КС РФ в случае обращения уполномоченного лица о проверке конституционности ФКЗ «О Дисциплинарном судебном присутствии».

    Вместе с тем от гарантий независимости судей в стране и исключения их произвольной дисциплинарной ответственности зависит в конечном счете жизнь каждого россиянина, соблюдение его прав на справедливое судебное разбирательство согласно п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (и соответствующих универсальных международно-правовых документов) и права на судебную защиту согласно ст. 46 Конституции РФ.

    Что же делать?

    По мнению автора, добиться демократизации правосудия можно только коренным изменением порядка назначения на должность судьи и прекращения полномочий судьи.

    В соответствии со ст. 3 Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, осуществляющий свою власть непосредственно, а также через органы госвласти и органы местного самоуправления.

    Наиболее правильным было бы преду смотреть выборность судей всех уровней прямым волеизъявлением избирателей с возможностью отзыва их таким же голосованием избирателей. Это сделало бы судей полностью независимыми от президентской и исполнительной властей и подконтрольными их народу, т.е. единственному суверену, согласно Конституции нашей страны. Естественно, потребуется внесение изменений в главу 7 Конституции РФ.

    Пока же, во-первых, следовало бы вернуть полномочия по рассмотрению дел судей в ВС РФ либо предусмотреть кассационный и надзорный порядок обжалования решений Дисциплинарного судебного присутствия.

    Необходимо отменить полномочия председателей судов по внесению представлений в квалификационные коллегии судей. Данная мера позволит:

    – исключить ситуацию, когда председатель суда является его «директором», вместо чего предусмотреть обязательность рассмотрения коллегиями с принятием мотивированных решений (и правом обжалования в суд) жалоб участников судопроизводства и других заинтересованных лиц, поданных в отношении конкретных судей;

    – изменить порядок формирования квалификационных коллегий судей, предусмотрев при их формировании включение значительного числа представителей общественности с правом решающего голоса.